* Вход   * Регистрация
Имя пользователя:   Пароль:   Запомнить меня  Скрыть присутствие 

Текущее время: 30 мар 2017, 00:53




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 12 ноя 2009, 14:00 
Не в сети
Helios Koven
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 19 июн 2008, 13:11
Сообщений: 5347
Фото: 11
Откуда: Ukraine
Благодарил (а): 35 раз.
Поблагодарили: 27 раз.
Дневник: Просмотр записи (15)
Пункты репутации: 0
Скопировано http://my.mail.ru/community/ezoteriches ... AE252.html (Алексей)

ДОГОВОР С ДЬЯВОЛОМ
подборка материала

Кто при жизни желает пользоваться силой дьявола, тот обычно уступает ему свою душу. В таком смысле и заключается между ними договор, а чтобы он был крепче, то его пишут, и человек подписывает его своею кровью. Бесчисленные процессы колдунов и ведьм в Средние века и ближайшие к ним столетия оставили нам любопытнейшие образцы этих договоров дьявола с человеком за продажу души. Сообщаем здесь в подробном переводе один из таких договоров, напечатанный в книге «De la vocation des magicians et magiciennes» (о призвании колдунов и колдуний), изданной в Париже, в 1623 году. Этот договор был заключен патером Лоисом (т.е. Людовиком) Гофриди. Вот его текст слово в слово:
«Я, патер Лоис, отрекаюсь от всех и каждого духовных и телесных благ, какие мне могли бы быть даны и ниспосланы от Бога, от Девы и от всех святых, а в особенности от моего покровителя Иоанна Крестителя, и от святых апостолов Петра и Павла, и от святого Франциска. Тебе же, Люцифер, коего я вижу и лицезрею перед собою, я отдаю себя со всеми добрыми делами, которые я буду творить, за исключением благодати Святых Тайн, из сострадания к тем, кому я буду оные преподавать, и сего ради я все сие подписываю и свидетельствую»
Овладев человеком, сатана обычно налагал на него свою печать, т.е. отмечал свою добычу каким-нибудь особенным знаком. Демонологи старого времени очень усердно рассуждали об этих чертовых печатях. Жак Фонтен написал даже особую книгу, специально посвященную этому предмету: «Discourse des marques des sorciers et de recelle possession» («Рассуждение о знаках у колдунов и о подлинной одержимости»).

Дьяволопоклонничество лежит за пределами основной линии магической традиции, которая всегда была направлена на обретение магом власти над всеми естественными и сверхъестественными силами. Оно является прерогативой тех, кто подчинился силам зла, чтобы слиться с ними воедино. Вот, что сообщается в предисловии к трактату XVI века « Fausti Hollenzwang » («Исследование Фаустом преисподней»), предположительно написанному самим Фаустом:
«Если вы хотите стать истинным магом и повторить мои деяния, вы должны обладать знанием Бога, как и других существ, но чтить его надо лишь в той форме, которая нравится Князьям этого мира... Пусть желающий практиковать мое искусство любит духов преисподней, а также тех, кто правит в воздухе; ибо только они могут сделать нас счастливыми в этой жизни; а тот, кто обладает мудростью, пусть ищет того же у Дьявола.
Ибо есть ли в мире такое, что лучше всего не было бы выражено в Дьяволе, Князе этого мира?
Одним словом, просите что угодно: богатства, чести и славы, и он даст их вам, а если надеетесь на благо после смерти, то лишь обманываете себя».
Одна традиция предполагает усмирение и использование злых духов магом, другая – то, что маг склоняется перед Властителем Зла, как перед источником его магической силы. Люди, сознательно вступающие в союз с Дьяволом, любят «духов преисподней» и расценивают обещание посмертного рая как ловушку, расставленную коварным христианским Богом, наслаждаются двумя основными ритуалами сатанизма – шабашем и черной мессой.
Более подробное описание шабаша и посвящения в ведьмы дается в анонимном трактате « Errores Gazariorum », написанном в Савойе в середине XV века. Новую ведьму приводят в «синагогу» и представляют Дьяволу, являющемуся в образе «порочного человека» или животного, обычно черного кота. Посвящаемая приносит клятву быть верной Дьяволу и сообществу, являться по первому призыву, приводить новых членов, хранить в тайне обряды сообщества и мстить за наносимый его членам ущерб. Она также обещает убивать детей в возрасте до трех лет и препятствовать заключению браков. После этого она кланяется Дьяволу и целует его в зад. Дьявол вручает своей новой послушнице посох и коробочку с магическими мазями и порошками. После этого все пируют, поедая жареных и вареных младенцев, и танцуют. Затем гасятся свечи, Дьявол кричит «местлер, местлер» («melez, melez»), и начинается оргия без разбора пола и семейных связей. После этого свечи снова зажигаются, и все опять приступают к еде и питью. Всякий нарушивший законы сообщества жестоко избивается. Перед тем как разойтись, все мочатся и испражняются в бочку, что, как они утверждают, делается «из презрения к святому причастию».
Отрекаясь от христианского Бога, ведьмы признавали богом Дьявола. Согласно Ланкру, новоиспеченная ведьма говорила Дьяволу: «Я отдаю себя целиком в твою власть и в твои руки, не признавая никакого другого Бога, ибо ты есть мой Бог». Агнес Вебстер из Абердина, представшая перед судом в 1596 году, была обвинена в том, что называла Сатану своим богом. Нортумберлендские ведьмы, которых судили в 1673 году, называли Дьявола своим богом и благословенным спасителем. Мартин дель Рио говорит, что ведьмы приветствовали Дьявола как своего «творца, хранителя и дарителя», а Сильвен Нэвиллон в 1614 году в Орлеане призналась, что ведьмы считали Дьявола своим богом, учителем и творцом.
Широко бытовало мнение, что, вступая в услужение Дьяволу, ведьмы и колдуны подписывают с ним формальный договор. В 1320 году инквизитор из Каркассонны распорядился организовать преследования людей, приносящих жертвы демонам, поклоняющихся им и повинующихся или заключающих с ними письменные соглашения. Трактат « Errores Gazariorum », написанный в середине XV века, приводя процедуру посвящения в ведьмы, сообщает, что Дьявол берет кровь из левой руки ведьмы, пишет ею на бумаге договор и оставляет эту бумагу себе. Обычно договор пишется кровью, содержащей в себе жизненную энергию, и тем самым привязывает жизнь человека, подписавшего договор, к Дьяволу.
Договор с Дьяволом стал предметом бесчисленного количества рассказов. В уплату за услуги Сатаны после смерти или по прошествии определенного количества лет подписавший договор обещал ему свои тело и душу. Дьявол вожделеет к человеческому телу, поскольку, будучи существом духовным, он нуждается в материи, чтобы стать совершенным, а человеческая душа нужна ему для того, чтобы отнять ее у своего противника – Бога. Стремление расширить свою сферу Тьмы и уменьшить область Света, зачастую вынуждает Дьявола идти на такие сделки, в которых его обманывают. Хотя, по-видимому, врага не так-то легко обвести вокруг пальца. «Признающий Дьявола, – согласно Элифасу Леви, – творит или созидает Дьявола». От созданного в воображении мага духа не так-то легко отделаться.
Представление о договоре с Дьяволом стало источником раннехристианских убеждений в том, что маги могут успешно заниматься своим искусством только при помощи сверхъестественных существ. Поскольку черные маги не были связаны с Богом, они должны были получать помощь от Дьявола. На возможность формального договора с силами ада намекал еще Ориген, скончавшийся в 254 году н. э., но основной вклад в это убеждение был внесен Святым Августином, утверждавшим, что колдуны, астрологи и прочие оккультисты находились в союзе с демонами. Он обличал «все занятия такого рода..., являющиеся результатом преступной связи людей с демонами, основанной на договоре о бесчестной и неправедной дружбе». Ветхозаветные свидетельства о таких договорах черпались в Книге пророка Исайи, 28:15. Изначально этот стих не имел никакого отношения к договору с Дьяволом, но перевод Вульгаты уже содержал намек на него: «perricurum foedus cum morte et cum inferno fecimus pactum» – «мы заключили союз со смертию и с преисподнею сделали договор».
Постепенно начали распространяться истории о людях, подписавших договор с Дьяволом. Одна из наиболее популярных – история Теофила, восходящая к VI веку. Теофил был правоверным христианином и настоятелем в своей местной церкви, но группа коварных священнослужителей, невзлюбивших настоятеля, уговорила епископа отстранить его отдел. Теофил, решивший во что бы то ни стало вернуть себе свое положение, обратился за помощью к колдуну-еврею, который отвел его в полночь на перекресток. Там они повстречали толпу зловещих фигур в белых одеждах со свечами, фигуры эти издавали страшные крики и напоминали духов и демонов, сопровождавших по ночам Гекату или Диану. Их предводитель, восседавший на престоле, согласился помочь Теофилу, если тот отречется от христианства. Теофил согласился, написав на пергаменте: «Я отрекаюсь от Христа и его Матери», – и запечатал его своим кольцом. На следующий день он был вновь назначен настоятелем, но, в ужасе перед совершенным, обратился с молитвой к Деве Марии. Она явилась к Теофилу в видении и, упрекнув его за поступок, вернула злополучный пергамент.
В XIII веке у этой истории появились дополнительные подробности. Теофил пообещал Дьяволу свои тело и душу, присягнув терпеть вместе с ним все муки ада во веки вечные. Договор был написан кровью Теофила, и Дьявол скрепил его своей подписью. В средневековой пьесе под названием «Миракль о Теофиле» приводится содержание этого договора: «Всем, кто увидит это письмо, я, Сатана, сообщаю, что судьба Теофила и вправду изменена и что он принес мне присягу, дабы вернуть себе свое положение, и что он запечатал это письмо кольцом со своего пальца и написал его своей кровью, не пользуясь другими чернилами».
Сохранился письменный договор, предположительно подписанный Урбаном Грандье, священником из Лудана, обвиненным в околдовывании монашенок и в передаче их в рабство Сатане. Он признался под страшными пытками и был заживо сожжен, В качестве доказательства на суде в 1634 году был представлен договор Грандье с Люцифером, написанный его собственной кровью: «Мой господин и повелитель Люцифер, я признаю тебя своим богом и князем и обещаю служить и повиноваться, доколе живу. И я отрекаюсь от другого бога Иисуса Христа, от святых, Римской церкви и всех ее таинств и всех молитв, обращаемых ко мне правоверными; и обещаю делать зла сколько смогу и склонять других ко злу; и я отрекаюсь от причастия, крещения и всех достоинств Иисуса Христа и его святых; а если я буду плохо служить и поклоняться тебе, трижды в день свидетельствуя тебе о своей верности, то отдам тебе свою жизнь. Подписано в этом году сегодня. Урбан Грандье».
Сохранился и документ, подписанный Сатаной, Вельзевулом, Люцифером, Левиафаном и Астаротом, принявшими этот договор. Написанный справа налево перевернутыми словами, он обещает Грандье женскую любовь, цветы девственности и все мирские почести, богатства и удовольствия. За это Грандье должен был молиться дьяволам вместо Бога, и растаптывать церковные причастия. В течение двадцати лет ему обещалась счастливая жизнь на земле, после чего он должен был присоединиться к дьяволам в аду и проклинать Бога.
Для того чтобы заключить договор, маг отправляется в пустынное место и гелиотропом (предпочтительнее кровавиком) рисует на земле треугольник. По сторонам треугольника он расставляет свечи, а внизу пишет имя Иисуса – пример упорной тенденции обращаться за помощью к Богу даже в самых неподобающих случаях. Встав в треугольник и взяв в руки ветку орешника как магический жезл, маг произносит заклинания, призывающие Люцифера, Вельзевула и Астарота помочь и защитить его, а затем просит появиться Люцифуга Рофокаля. Появившись, демон изрекает: «Я здесь. Чего ты хочешь от меня? Почему тревожишь мой покой? Отвечай мне». Маг объясняет, что хочет заключить договор, а в обмен получить сокровище. Демон говорит: «Я не могу выполнить твою просьбу, если ты не согласишься отдать мне свои тело и душу через двадцать лет, чтобы я делал с ними что мне пожелается». Тогда маг бросает демону уже подготовленный договор. Написанный на пергаменте и подписанный кровью, он гласит следующее: «Я обещаю отплатить великому Люцифугу через двадцать лет за все сокровища, которые он мне отдаст».
Не удивительно, что иногда Люцифуг Рофокаль проявляет нежелание брать этот сомнительный договор со всеми его очевидными лазейками, и исчезает. Маг вынужден угрожать демону именами власти, чтобы вызвать его вновь. Демон появляется снова, жалуясь на то, что маг мучает его, и неохотно соглашается отвести его к «ближайшему сокровищу». За это маг обязуется ежемесячно платить ему по монете. Если выплата не будет осуществляться, то через двадцать лет демон заберет мага себе в собственность. Маг соглашается, Люцифуг Рофокаль подписывает договор, возвращает его магу и отводит того к сокровищу.

Договор с Дьяволом был основой колдовства. Благодаря договору оно рассматривалось как ересь и, следовательно, подпадало под юрисдикцию инквизиции. И для каждого демонолога, как протестантского, так и католического, соглашение сотрудничать с Дьяволом, противореча и не покоряясь Господу, было основой преступления колдунов. Так, Гиффорд сообщает мнение, распространенное среди английских протестантов: «По слову Божьему ведьма должна умереть не за то, что она убивает людей — она не может этого сделать, если только она не из ведьм, убивающих ядами, которые они или получают от дьявола, или делают по его наущению; но уже за то, что она общается с дьяволами». Именно договор, а не злодеяния ведьм, образовывал состав преступления. И так называемые «белые ведьмы» заслуживали осуждения в той же степени, как и ведьмы, творившие зло. /Теркине в 1608г. подробно объяснил это тождество:
«Даже если ведьма не причиняет вреда, а приносит пользу, она отвергает Господа Бога нашего и признает законы врага Его и церкви; следовательно, смерть будет уделом, определенным ей от Господа: она не должна жить».

Если убрать договор, трактовка колдовства как ереси исчезнет. «Сколь бы ни были неразумны или ни расходились со Священным Писанием эти утверждения [о существовании договора], они представляются неотьемлемой частью религии, включающей в себя веру в подобного рода колдовство», — отмечал американский скептик Роберт Калеф.
Ранние католические демонологи и все протестантские авторитеты моделировали договор с дьяволом на основе церковных церемоний, которые они знали; их описания относительно логичны. Для Мора в 1653г. «нет ничего неразумного в том, что такие церемонии могли осуществляться между злым духом и человеком, если аналогичные церемонии используются для того, чтобы крепче привязать человека к Господу» — «Antidote Against Atheism». Но поздние католические авторы добавили в него фантастические выдумки, созданные их собственным воображением.
Первое подробное описание договора дается в книге Нидера «Formicarium» (ок. 1435), второй печатной книге по колдовству, в рассказе о молодом человеке, сожженном за колдовство:
«Во-первых, в субботу, перед освящением святой воды, будущий послушник должен пойти со своими наставниками в церковь и там в их присутствии отречься < Христа и его веры, крещения и католиче кой церкви. Затем он должен вырази почтение magisterulus, то есть «маленькя му хозяину» (так они обозначают дьяв ла). Затем он пьет из фляги [кровь уби детей]; после этого он обязан соблюдет хранить в тайне наше искусство и главн правила секты».

«Клянешься ли ты подчиниться своим хозяевам или тем, кто равен им по влиянию... почитать их, мести, кружиться, бить в барабаны, завывать, вопить, летать, готовить, сосать и все прочее, что тебе прикажут? ...Я клянусь... Очень хорошо, ты ведьма, моя дорогая. Поздравляю!» — Гойя (1799).
Почти через 200 лет появилось английское протестантское описание, совпадающее с предыдущим во всем, за исключением местных отклонений. Томас Купер в «The Mystery of Witchcraft» (1617) копирует евангелический ритуал. Ведьма «должна быть торжественно связана договором в Доме Господа, там открыто заявить о своем подчинении ему [Дьяволу], отрекаясь от всех прежних обетов, данных перед Господом. Обычно все происходило в следующем порядке. Сатана богохульственно занимал место, где отправлялись священные обряды, и делал следующее: Во-первых, требовал от всех новообращенных признать договор действительным, заставляя их повторять следующую формулу: «Я, имярек, здесь признаю, что на таких-то условиях отдаю себя Сатане, чтобы он распоряжался мною по своему усмотрению». Во-вторых, после приведенного признания Сатана предлагал своим вассалам поцеловать его зад в знак полной подчиненности. ...В-пятых, для того, чтобы они подтвердили свой договор, он получает удовольствие от другой, проводимой ими, церемонии — попрания креста в знак их отречения от Троицы, от спасения их душ Господом и от крещения».
Немец Бинсфельд, охотившийся за ведьмами епископ, чей влиятельный «Tractatus» выдержал 8 изданий с 1589 по 1623 гг., также выстраивает концепцию колдовства вокруг договора: ведьмы отрекаются от Господа и своего крещения, вступают в соглашение с Дьяволом, чтобы поклоняться и вечно служить ему. Его взгляды были сходны с позицией яростного антипаписта Перкинса, примерно в то же время, в 1608г., писавшего: «Основанием для всех практических проявлений колдовства является союз или договор, заключенный между ведьмой и Дьяволом, который взаимно связывает их друг с другом».

Эта общая концепция договора постепенно разрабатывалась Отцами Церкви, исходя из символической фразы Исайи: «Мы заключили союз со смертью и с преисподнею сделали договор» (28, 15). Как Ориген (185-254 гг.), так и Августин (354-430 гг.) связывают предсказания, лигатуру и заговоры с рас/а cum daemonibus (договором с демонами). Формулировка Августина вошла в канонический закон, и вследствие этого, как отмечает Генри Ли, «остается постоянной частью церковной юриспруденции». «Все суеверия, как незначительные, так и пагубные, — заявлял Августин, — вырастают из гнусного соглашения людей и демонов, безнравственного договора о предательской дружбе, который следует отвергнуть по сути» («De Doctrina Christiana»). Уделив особое внимание гаданию, Фома Аквинский подчеркивает наличие договора: «Любые гадания и магические вычисления считаются суевериями, поскольку вытекают из действий демонов, и, следовательно, находятся в связи с тем или иным договором, заключенном с ними» («Summa Theologica»).

Старинные легенды повествуют о договорах с Дьяволом, обещавшим помощь в жизни земной и требовавшим расплаты в жизни вечной. Эти легенды, используемые поздними демонологами в качестве избитых примеров, вошли в европейскую традицию примерно в 1Хв. из византийских источников. Крестовые походы помогли их распространению; появились также легенды о перемещениях ведьм. Хинкмар из Реймса (умер в 882г.) был первым автором, включившим в «Житие св. Василия» рассказ о слуге сенатора, влюбившемся в дочь своего хозяина. Продав свою душу дьяволу, камердинер завоевал ее сердце. Он спасся только с помощью святого, который заставил Дьявола расторгнуть контракт. Эта легенда часто пересказывалась в последующие столетия. В ХПГв. старинный рассказ о соглашении между Теофилусом из Адана и Дьяволом превратился в историю с подписанием договора кровью. Другими ранними авторами, чьи рассказы о договорах заимствовались демонологами, были бенедиктинец Фома Аквин-ский, Вальтер Man, Цезарий Гейстербахский и Винсент из Вове.
К концу XIVB. (1398г.) Парижский университет официально утвердил теорию о том, что колдовство включает в себя договор с Дьяволом. Все было готово, чтобы инквизиция начала борьбу с ересью чародейства, распространяя суеверие, уродовавшее Европу в течение двух столетий.
Теологи различают два вида договора: подразумеваемый, но не выраженный прямо, или Частный договор (Professio Tacita), и признаваемый открыто Публичный договор (Professio Expressa). Влиятельный судья по делам ведьм Гриландус одним из первых (в 1525г.) разработал эту классификацию, используя как доказательство заранее подготовленные им заявления, которые его жертвы подтверждали под пытками. В «подразумеваемом договоре» ведьма брала на себя обязательство подчиниться Дьяволу не непосредственно, а через другую ведьму; в конечном счете ожидалось, что ведьма признает его публично. Публичный договор (Professio Expressa) мог быть заключен или на шабаше, со всеми необходимыми обрядами (solemnis sive publica), или без свидетелей через подписание соглашения (privata). «To, что называется торжественным или публичным, — писал скептик Скотт, — совершается там, где ведьмы собираются на свои сборища в установленное время и не только видят дьявола в зримой форме, но ведут с ним разговоры и дружеские беседы». Со времени Бинсфелъда (1585г.) текст договора был настолько формализован юристами, что стал напоминать «контракт между двумя купцами или землевладельцами».
Протестантские демонологи, как уже было сказано выше, без угрызений совести заимствовали католические теории колдовства, но, не желая ссылаться на традицию католической церкви, старались умалчивать о том факте, что столь необходимый договор с дьяволом ни разу не упоминается в Библии. /Теркине обошел это препятствие следующим образом:
«Явный договор называется таковым, поскольку он совершается в торжественных выражениях с обеих сторон... И он не определен в Священном Писании столь же твердо, как в сочинениях ученых мужей, которые записывали признания ведьм. Для последующей ратификации ведьма лично передает дьяволу собственноручно подписанный документ и немного своей крови, как залог и плату за скрепление сделки».

Договор с Дьяволом, подписанный кровью ведьмы, является самой эффектной частью теории, которую во всех ее разновидностях увековечила легенда о Фаусте. Жутковатая сцена ратификации договора, несомненно, навеяна рассказами демонологов: вот молодой человек, продавший свое тело и душу ради 12 лет удовольствий, приходит подписать контракт. «Он протянул левую руку. Дьявол схватил ее и сжал с такой силой, что наполнил его ладонь кровью, выдавленной из под кончиков трех пальцев» (Гваццо, 1608). Снова, как почти во всех теориях колдовской ереси, мало что отличает здесь католиков от протестантов. В очень раннем трактате «Errores Gazariorum», написанном инквизитором из французской Савойи примерно в 1450г., рассказывается о признании некоего Жана Стипилиуса, сожженного затем у столба, что он дал кровь из своей левой руки дьяволу, чтобы написать договор. Почти два с половиной столетия спустя К. Мазер все еще верил этой легенде, хотя и смягчал ее в соответствии с протестантским здравомыслием. Описывая одержимость Маргарет Рулл, Мазер рассказывает, что обращенного в христианство индейца дьявол соблазнил подписать Книгу Смерти — «пером и чернилами».

Отец Коттона, И. Мазер, твердо верил в существование договора. Для укрепления веры читателей в Бога он включил в «Illustrious Providences» (1684) следующую историю. В 1658г. в Кане (Франция) молодой студент, расстратив все свое состояние, «оказался в нищете и одиночестве». Незнакомец, узнавший причину его страданий, дал ему денег. «Он быстро удовлетворил свои потребности, но, как только деньги кончились, вернулась нищета». Незнакомец, который оказался дьяволом, снова дал ему денег при условии, что студент «подпишет договор своей кровью». Позже студент раскаялся в своем поступке и упросил нескольких протестантских священников помочь расторгнуть контракт. Окончание приводим со слов И. Мазера:
«После этого священники решили назначить день поста и молитвы на том самом поле и в том самом месте, где несчастный совершил ужасную сделку, встав вокруг и поставив его в середину. Особым образом укрепив себя в вере, что многократно усиливает молитву, они начали ревностно молить Господа, чтобы Он проявил свою власть над Сатаной, и принудил его расторгнуть этот договор. После нескольких часов, проведенных в молитве, над ними распростерлось облако, и из него выпал этот самый контракт, с которого капала кровь студента. Подняв и осмотрев его, они разорвали его на кусочки».

Однако, фактическое подписание документа было всего лишь частью договора (даже не всегда включавшейся в ритуал его публичного признания). В самом подробном описании этого ритуала в «Compendium Maleficamm» (1608^) Гваццо определяет все его части, несомненно, смоделированные по образцу католической литургии. В издании 1626г. приведены изображения 7 его этапов (воспроизведенные нами):

«1. Отрицание христианской веры. Гвац-цо приводит пример типичной клятвы:
«Я отрицаю создателя небес и земли; я отрекаюсь от своего крещения; я отрицаю богослужение, которое я раньше отправлял перед Господом. Я присягаю Дьяволу и верю только в него». Топтание креста, сопровождавшее эту клятву, с ранних времен было важнейшей частью ритуала [см., например, Жакъе, Никола].
2. Новое крещение, совершаемое Дьяволом, и наречение новым именем.
3. Символическое смывание освященного елея (масла, смешанного с бальзамом).
4. Отрицание крестных родителей и подписание новых восприемников.
5. Символическая передача Дьяволу клочка одежды.
6. Клятва верности Дьяволу, стоя внутри магического круга на земле. Лимбох в
«History of the Inquisition» (1692) приводит немногим отличающуюся процедуру: «Как символ всего этого [союза] они помещают свои левые руки за спину и; дотрагиваются до руки Дьявола, предлагая 3 ему что-нибудь в знак своего подчинения».
7. Просьба, обращенная к Дьяволу, вписать их имена в Книгу Смерти.
8. Обещание приносить в жертву Дьяволу детей (породившее истории о ведьмах, которые убивают детей). Ранние «Errors Cazariorum» считали детьми тех, кому было меньше трех лет.
9. Обещание платить ежегодную дань указанному демону. Принимались подарк только черного цвета.
10. Отметка различных частей тела? клеймом Дьявола, например, заднего прохода у мужчин, грудей и половых органов у женщин, так что отмеченное место становилось нечувствительным. Клеймо могло отличаться по форме, быть похожим на след кролика, жабу или паука. Таким образом Дьявол метил только тех — ив этом Гваццо расходился с большинством других специалистов — в ком он сомневался.
11. Обязанности при служении Дьяволу: никогда не принимать святого причастия,; разбивать священные реликвии, никогда! не использовать святую воду или освящен-; ные свечи, молчать о сделке с Сатаной.


Синистрари, последний из классических демонологов, следовал за перечнем, составленным Гваццо. Однако он опустил пункты 3, 4, 8 и 9, заменив их тремя другими: сбрасывание святых реликвий, клятва в верности на «грязной черной книге» и обещание вовлекать других.
Иллюстрируя свою концепцию договора, Гваццо рассказывает о 12-летней4 Доминике Фальве, которая, собирая со своей матерью камыш, разговорилась с незнакомцем. «Девочку заставили принести клятву этому человеку, и он пометил ее бровь своим ногтем в знак нового союза, а затем он возлег с ней в присутствии ее матери. Женщина, в свою очередь, развратничала с ним в присутствии собственной дочери».
Другой пример Гваццо приводит из «Antichrist» (1597) Раймонда. Молоденькая девушка призналась инквизиторам из Аквитании в 1594г., что ее любовник-итальянец взял ее на шабаш накануне Иванова дня (24 июня).
Очертив магический круг, он поместил в него большого черного козла, двух женщин и мужчину, одетого как священник. Когда итальянец сказал дьяволу-козлу, что девушки хотят стать его подчиненными, «козел велел ей перекреститься левой рукой, и все присутствующие стали поклоняться ему, целуя его под хвостом. Затем все взяли в руки свечи, зажженные от черной свечи, горевшей между его рогами и бросали деньги в чашу для пожертвований».
Во второй раз девушка оставила козлу прядь своих волос.
Пункт договора «ведьма есть рабыня», записанный Филмером в 1653г., «клятвенно обязывает ее верить в дьявола и принадлежать ему телесно и духовно». С другой стороны, «Дьявол должен быть готов подчиниться любому ее приказанию, появиться в обличье любого существа, советовать и помогать ей в получении удовольствия, наград, богатства или продвижении по службе, перемещать ее куда она пожелает и выполнять любое другое распоряжение». Пример такой помощи со стороны дьявола сообщила Джейн Вейр, сестра майора Вейра, на суде в 1670г.: у нее был домашний дух, который прял за нее «за короткое время столько, сколько могли выполнить три или четыре женщины».
Филмер обсуждал вопрос о том, кто получал наибольшую выгоду от сделки: Дьявол мог не исполнить своих обещаний, в свою очередь, ведьма могла совершить предсмертное покаяние. Однако Дьявол находился в менее выгодном положении, поскольку он творил свои злые козни только с соизволения Господа; если же ведьма просила сделать что-нибудь такое, чего Господь ему не позволял, то «Дьявол мог потерять ее доверие и подтолкнуть ее к покаянию!»
Значение договора подчеркивается и тем, что сохранилось очень мало документов, претендующих на то, что они являются подлинниками, написанными самим Дьяволом. Конечно, любой демонолог мог объяснить, что Дьявол, чтобы защитить своих последователей, всегда уничтожал подобные изобличающие свидетельства. Однако на известном процессе священника Урбена Грандъе [см. Луденские монахини] подобный документ был представлен как улика! Он состоит из 2 частей: одна — клятва в верности, подписанная отцом Грандье, и вторая — клятва группы дьяволов в преданности священнику. Последняя написана справа налево на сокращенной латыни. Приводим ее транскрипцию и сокращенный перевод:


Договор между дьяволами и отцом Урбеном Грандье
[Написан справа налево, словами, перевернутыми задом наперед, и с использованием латинских сокращений]
mlE ntvL bbzlB ntS entvuj rfcL snetpp soN leap tpecca smebah eidh qsila toratsA qta ciuh te .e sibon iuq rdnarG brU siredeof munigriv merolf ium meroma mecilloq oudirt
Договор между дьяволами и отцом Урбеном Грандье.
[Тот же самый текст, написанный слева направо, с сохранением общепринятых сокращений]
Nos pptens Lcfr juvnte Stn Blzbb Lvtn Elm atq Astarot alisq hdie habems accept pact foederis Urb Grandr qui nobis e. et huic pollicem amorem mul florem virginum decus
bacinrof . po te pulov noh nom suced ona ni lemes terffo sboN .re arac illi teirbe sbon te ealccE as baclucoc sdep bus gis gas xilef giv na teviv leap q ;ture suispi tagor .D delam son tni aetsop nev te moh art ni mead ssoc tni fni ni tcaF
[Подписи демонов]
rcfL buberzleB sanataS
nahtaiveL imilE
htoratsA
mod pcnirp mead te baid gam sop giS
tprcs htrblB.
mon hon volup et op. fornicab triduo ebriet illi cara er. Nobs offret semel in ano sag sig sub peds coculcab sa Ecclae et nobs rogat ipsius erut; q pact vivet an vig felix in tra horn et ven postea int nos maled D. Fact in inf coss daem
[Подписи демонов] Satanas Belzebub Lcfr Elimi Leviathan Astaroth
Sig pos mag diab et daem princp dom Blbrth scrpt.
Договор с Дьяволом
Латинский текст договора:
Nos praepotens Lucifer, juvante Satan, Belzebub, Leviathan, Elimi, atque Astaroth, allisque, hodie habemus acceptum pactum foederis Urbani Grandieri qui nobis est. Et huic pollicemur amorem mulierum, florem virginum, decus monarcharum, honores, voluptates et opes. Fornicabitur triduo; ebrietas illi cara erit. Nobis offerit semel in anno sanguinis sigillum, sub pedibus consulcabit sacra ecclesiae et nobis rogationes ipsius erunt quo pacto vivet annos viginti felix in terra hominum, et veniet postea inter nos maleficere Deo.
[Подписи демонов]:
Factum in infernis, inter consilia daemonum. Sigilla posuere magister diabolus et daemones principes domini. Baalberith, scriptor.
Перевод:
Мы, всемогущий Люцифер, сопровождаемый Сатаной, Вельзевулом, Лефиафо-ном, Астаротом и другими, сегодня заключаем договор о союзе с Урбеном Грандье, который теперь находится с нами. И мы обещаем ему любовь женщин, цветы девственности, милость монахинь, всемирные почести, удовольствия и богатства. Он будет вступать во внебрачные связи каждые три дня; увлечения будут приятны для него. Он будет приносить нам раз в год дань, отмеченную его кровью; он будет попирать ногами реликвии церкви и молиться за нас. Благодаря действию этого договора он проживет счастливо двадцать лет на земле среди людей и, наконец, придет к нам, понося Господа. Дано в аду, на совете дьяволов.
[Подписи демонов]:
Сатана, Вельзевул, Люцифер, Элими, Лефиан, Астарот. Заверяю подписи и отметку главного дьявола, и моих хозяев, князей преисподней. В углу подпись Баал-берита, писаря.
Договор с дьяволом Урбена Грандье.
Domine magigisterque Lucifer to deum et principem agnosco, et polliceor tibi servire et obedire quandiu potero vivere. Et renuncio alterum Deum et Jesum Christum et alios sanctos alquue sanctas et Ecclesiam Apostolicam et Romanam et omnia ipsius scramenta et omnes orationes et rogationes quibus fideles possint intercedere pro me; et tibi polliceor quid faciam quotquot malum potero, et attarahere ad mala per omnes; et abrenuncio chrismam et baptismum, et omnia merita Jesu Christi et ipsius sanctorum; et si deero tuae servitui et adorationi; et si non oblationem mei ipsius fecero, ter quoque die, tibi do vitam meam sicut tuam. Feci hoc anno et die.
Urb. Grandier. Extractum ex infernis.
Договор с дьяволом Урбена Грандье.
Мой хозяин и господин Люцифер, я признаю тебя как моего Господа и князя и обещаю служить и подчиняться тебе в течение всей моей жизни. И я отрекаюсь от другого Господа, от Иисуса Христа, всех святых, апостольской и католической церкви, всех святых таинств, молитв и обращений, благодаря которым правоверные могут повлиять на меня. И я обещаю тебе, что я буду совершать столько зла, сколько я смогу, и что я приведу всех к совершению зла. Я отрекаюсь от помазания, крещения, всех милостей Иисуса Христа и его святых. И если я не смогу служить и поклоняться тебе, и если я не буду воздавать тебе дань трижды в день, я отдам тебе мою жизнь в собственность. Совершено в такой-то день и год.
Урбен Грандье. Извлечено из ада.



Договор между Дьяволом и Урбеном Грандье, представленный как доказательство на его суде в Лудене в 1634 г. Этот договор написан по-латыни, с использованием зеркала, справа налево (поскольку дьяволы совершают большинство вещей наоборот, чтобы показать свою противоположность христианской вере). Внизу — подписи Сатаны, Вельзевула, Люцифера, Элими, Лефиана и Астарота.



Договор между Дьяволом и дворянином из Пиньеролля, заключенный в 1676 году. Этот высокопарный, в духе историй о Фаусте документ был, очевидно, написан юристом и представлен на суд «как описание этого отвратительного греха». Благодаря этому свидетельству рыцарь был осужден и заключен:
1. Люцифер, ты обязан немедленно доставить мне 100000 фунтов золотом!
2. Ты будешь доставлять ко мне в первый вторник каждого месяца 1000 фунтов.
3. Ты будешь приносить мне золото в монетах, находящихся в обращении, такого качества, чтобы не только я, но и все те, кому я захочу дать немного, могли использовать их.
4. Вышеупомянутое золото не должно быть фальшивым, не должно исчезать при передаче в другие руки или превращаться в камень или уголья. Это должен быть металл, отмеченный руками людей, законный и распространенный во всех землях.
5. Если я буду нуждаться в значительной сумме денег, независимо от времени или предназначения, ты обязан указать мне тайные или спрятанные сокровища. А также, если я отправлюсь туда, где они могут быть спрятаны или закопаны, ты должен предоставить их в мои руки, так, чтобы не причинить мне вреда, где бы я ни находился в это время, чтобы я мог распоряжаться ими в соответствии с моими собственными желаниями и потребностями.
6. Ты обязан не причинить никакого вреда моему телу и моим конечностям и не делать ничего для ослабления моего здоровья, но охранять меня от человеческих болезней и повреждений в течение пятидесяти лет.
7. Если же, несмотря на мои ожидания, я окажусь больным, ты обязан обеспечивать меня проверенным лекарством, чтобы помочь мне восстановить мое прежнее хорошее самочувствие так быстро, как это только возможно.
8. Наше соглашение начинается с этого дня... в году 1676 и заканчивается в тот же самый день в 1727. Ты не должен тайно изменять этот срок или посягать на мои права, или переносить час расплаты (как ты привык делать).
9. Когда мое время окончательно выйдет, ты обязан позволить мне умереть, как и всем остальным людям, без всякого стыда или бесчестия, и позволить быть достойно похороненным.
10. Ты обязан заставить меня быть любимым и принятым королем и всеми аристократами, так, чтобы я мог быть всегда уверен в доброжелательном расположении и привязанности, и чтобы все соглашались без вопросов с тем, что я могу пожелать от них.
11. Ты обязан переносить меня (и любого другого), не нанося повреждений, во все концы мира, туда, куда я пожелаю, независимо от того, как велико это расстояние. Ты должен сделать так, чтобы я сразу же смог свободно разговаривать на языке этого места. Когда же я удовлетворю свое любопытство, ты должен доставить меня обратно домой.
12. Ты обязан защищать меня от всякого вреда, причиняемого бомбами, огнестрельным и любым другим оружием, чтобы ничто не могло поразить меня и повредить мое тело или конечности.
13. Ты обязан помогать мне в моих отношениях с королем и помогать мне одерживать верх над моими личными врагами.
14. Ты обязан предоставить мне волшебное кольцо, чтобы я мог надеть его на палец и стать невидимым и неуязвимым.
15. Ты обязан предоставлять мне правдивую и всестороннюю информацию, без искажения или двусмысленности, по каждому вопросу, о котором я тебя спрошу.
16. Ты должен заблаговременно предупреждать о любом секретном договоре против меня, и предоставить мне способы и средства, чтобы расстроить эти замыслы и свести их на нет.
17. Ты обязан научить меня тем языкам, какие я пожелаю выучить, так, чтобы я мог читать, разговаривать и высказываться так совершенно, как будто я владел ими с детства.
18. Ты обязан наделить меня здравым смыслом, пониманием и умом, так, чтобы я мог обсуждать все проблемы логически и мог дать обоснованное суждение о них.
19. Ты обязан защищать меня и присматривать за мной во всех заседаниях суда и совещаниях у короля, епископа или папы, перед которыми я могу предстать.
20. Ты должен защищать меня и мое

_________________
Невозможное возможно


Вернуться наверх
 Профиль Фотоальбом  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Текущее время: 30 мар 2017, 00:53


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
free counters
Яндекс.Метрика
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group (блог о phpBB)
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB